No Image

Цессионарий не оплатил цеденту по договору цессии

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
10 марта 2020

Условие договора уступки об инкассо-цессии (цессии для целей взыскания), посредством которой требование уступается новому кредитору с условием оплаты цеденту части взысканных цессионарием по суду денежных средств, не противоречит нормам закона, выражает волю сторон на избрание такого способа оплаты уступаемого права требования и не является «гонораром успеха».

Реквизиты судебного акта

ООО «Правовая консалтинговая группа „Корпорэйт“»

ООО «Жилой комплекс „Победа“»

Суть дела

В апреле 2016 г. между ООО «Жилой комплекс „Победа“» (далее — застройщик, ответчик) и третьими лицами (участники долевого строительства) был заключен договор участия в долевом строительстве жилого комплекса. По условиям указанного договора застройщик взял на себя обязательство построить и передать участникам долевого строительства по акту приема-передачи объект долевого строительства — квартиру. Стоимость объекта была согласована сторонами в размере 3,5 млн руб. Срок передачи квартиры был установлен до 31.12.2016.

Застройщик нарушил срок передачи объекта долевого строительства.

В августе 2017 г. между третьими лицами и ООО «Правовая консалтинговая группа „Корпорэйт“» (далее — истец) был заключен договор уступки прав требования, по условиям которого участники долевого строительства уступили истцу право требования с ответчика неустойки за нарушение предусмотренного договором участия в долевом строительстве срока передачи объекта долевого строительства за период с 01.11.2017 по день передачи объекта долевого строительства участникам долевого строительства. Стороны договорились об установлении денежной оценки права требования долга в размере 70% от взысканной по решению суда суммы.

Договор уступки прав требования был зарегистрирован в установленном законом порядке Управлением Росреестра по Республике Татарстан.

Истец обратился к ответчику с требованием о взыскании неустойки в размере 642 000 руб. за нарушение сроков передачи объекта долевого строительства.

Позиция судов

Суд первой инстанции требования истца удовлетворил частично, снизив размер неустойки по ходатайству ответчика. В итоге с ответчика было взыскано 200 000 руб. неустойки за просрочку передачи объекта долевого строительства. В удовлетворении остальной части иска отказано. Суд апелляционной инстанции поддержал данное решение. Суды исходили из того, что такой размер неустойки обеспечивает соблюдение баланса интересов сторон и не влечет ущемление имущественных прав истца.

Суд округа отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Поводом послужили доводы ответчика о недобросовестности истца и необходимости исследования в связи с этим условий договора уступки. Застройщик утверждал, что, определив стоимость уступленного права требования долга в 70% от взысканной по решению суда суммы, стороны фактически прописали в договоре гонорар успеха. Суд округа посчитал данный аргумент заслуживающим внимания. По его мнению, нижестоящим судам следовало дать оценку поведению сторон, выяснить цель заключения договора уступки в рамках спора о взыскании неустойки за спорный период.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил постановление суда округа, оставив в силе акты судов первой и апелляционной инстанций. При этом он исходил из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Часть 1 ст. 1 Федерального закона от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 214-ФЗ) допускает уступку права требования по договору участия в долевом строительстве после уплаты цены договора или одновременно с переводом долга на нового участника долевого строительства в порядке, установленном ГК РФ.

В силу п. 3 ст. 423 ГК РФ договор, на основании которого производится уступка права требования, предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа этого договора не вытекает иное. Условие об определении платы за уступаемое право в размере 70% от взысканной по решению суда суммы, как пояснил истец, обусловлено тем, что в результате взыскания неустойки в судебном порядке суд может определить иной ее размер, от которого согласованная часть в процентном соотношении подлежит впоследствии выплате цеденту.

Постановлением Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (далее — постановление № 54) было дано следующее разъяснение: согласно ст. 421 ГК РФ стороны вправе, в частности, заключить договор, по которому первоначальный кредитор (цедент) обязуется уступить новому кредитору (цессионарию) требование к должнику, а новый кредитор (цессионарий) принимает на себя обязанность передать первоначальному кредитору (цеденту) часть того, что будет исполнено должником по уступаемому требованию.

Из приведенного разъяснения следует, что условие договора уступки об инкассо-цессии (цессия для целей взыскания), посредством которой требование уступается новому кредитору с условием оплаты части взысканных денежных средств, не противоречит нормам закона, выражает волю сторон на избрание такого способа оплаты уступаемого права требования. Пунктом 3 постановления № 54 также разъяснено, что даже отсутствие в договоре уступки условия о цене передаваемого требования само по себе не является основанием для признания его недействительным или незаключенным. В таком случае цена требования, в частности, может быть определена по правилу п. 3 ст. 424 ГК РФ.

Читайте также:  Письмо отказ от коммерческого предложения образец

Таким образом, у суда кассационной инстанции не имелось оснований для квалификации указанных пунктов договора уступки как условия о «гонораре успеха», выводов о противоречии их закону и тем более о недобросовестности цессионария ввиду его намерения получить максимальную материальную выгоду. Судебная коллегия также полагает, что ответчик, не исполнивший своих обязательств по договору участия в долевом строительстве как по передаче объекта инвестирования в согласованный срок, так и по уплате неустойки, установленной Законом № 214-ФЗ, по требованиям первоначальных и последующих кредиторов, сам не может быть признан добросовестным.

Соглашаясь с должником по оценке условий договора уступки и в связи с этим направляя дело на новое рассмотрение для проверки поведения сторон, выяснения цели заключения данного договора, суд кассационной инстанции не обосновал нарушение его прав этой сделкой. Между тем в п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации» было разъяснено, что должник должен объяснить, каким образом оспариваемое соглашение об уступке права (требования) нарушает его права и законные интересы. В отсутствие доказывания ответчиком нарушения его прав заявление ответчика (должника) о недобросовестности истца (цессионария) в отношениях с цедентом не может являться основанием для отказа во взыскании уступленной неустойки.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Организация (далее — цедент) в 2015 году уступила право требования к должнику (далее — первоначальный должник) другой организации (далее — первый цессионарий). В 2016 году первоначальный должник был ликвидирован вследствие банкротства.
По договору об уступке права (требования) цессионарий обязался выплатить цеденту определенную денежную сумму за состоявшуюся уступку. Денежная сумма была выплачена цессионарием не полностью. В настоящее время должник по уступленному требованию ликвидирован в результате процедуры банкротства.
Цессионарий хочет уступить право (требование) другому лицу и одновременно перевести на него долг по уплате цеденту денежной суммы по первоначальному договору цессии. В 2017 году первый цессионарий обратился к цеденту с просьбой уступить долг другому более платёжеспособному предприятию (далее — второму цессионарию), заинтересованному в покупке долга первого цессионария.
Первоначальный договор об уступке права (требования) предусматривает переход этого требования к первому цессионарию после заключения указанного договора.
Каким образом (какого рода правоотношениями и видом Договора) первый цессионарий может перевести указанный долг в 2017 году (при условии, что, как сообщено выше, первоначальный должник ликвидирован)?

Правовые аспекты уступки требования кредитором (именуемой также цессией) регулируются положениями ст.ст. 382-390 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу, в частности, по сделке (уступка требования). Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (п. 1 ст. 388 ГК РФ).
Кредитор в любом обязательстве вправе передать свои права (требования) по этому обязательству другому лицу, заключив с ним договор цессии, при этом стороны самостоятельно определяют объем уступаемого права и порядок его перехода к новому кредитору. Исключения предусматриваются законом в отношении отдельных прав или условий их уступки. Согласие должника на уступку кредитором своих прав другому лицу по общему правилу не требуется, но обязательность получения такого согласия может быть предусмотрена договором, из которого возникло уступаемое право, а также законом (п. 2 ст. 382, п. 2 ст. 388 ГК РФ).
Если законом или договором не предусмотрено иное, право (требование) переходит к цессионарию в момент заключения договора цессии (п. 2 ст. 389.1 ГК РФ, смотрите также п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 (далее — Информационное письмо N 120), постановление ФАС Центрального округа от 14.05.2010 N Ф10-1845/10).
Соответственно, по общему правилу при переходе права к новому кредитору (цессионарию) старый кредитор (цедент) утрачивает право (требование), поэтому какого-либо согласия цедента на дальнейшую переуступку этого права цессионарием не требуется.
Как следует из вопроса, в рассматриваемом случае договор цессии в соответствии с общим порядком устанавливает в качестве момента перехода права (требования) к цессионарию момент заключения договора, поэтому цессионарий без согласия цедента может уступить приобретенное им право другому лицу (второму цессионарию).
Тот факт, что в рассматриваемом случае юридическое лицо, являвшееся должником по указанному требованию, на момент дальнейшей переуступки права прекратило свое существование в результате ликвидации не может служить основанием для признания соответствующего договора цессии недействительным. Ведь гражданское законодательство не содержит запрета на заключение договора уступки права (требования) долга с должника, который на момент передачи права ликвидирован, однако само обязательство им не было исполнено.
В то же время ликвидация юридического лица, которая считается завершенной с момента внесения сведений о его прекращении в единый государственный реестр юридических лиц, влечет прекращение юридического лица без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей (в том числе по обязательствам) к другим лицам (п. 1 ст. 61, п. 9 ст. 63 ГК РФ). В свою очередь, обязательства прекращаются с ликвидацией должника или кредитора (ст. 419 ГК РФ). По смыслу ст. 390 ГК РФ, передача недействительного требования рассматривается как нарушение цедентом своих обязательств перед цессионарием, вытекающих из соглашения об уступке права (требования). При этом под недействительным требованием, по смыслу п. 2 ст. 390 ГК РФ, понимается и несуществующее (прекратившее существование) требование. Из положений указанной статьи вытекает, что действительность соглашения об уступке права (требования) не ставится в зависимость от действительности требования, которое передается новому кредитору (постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.10.2013 N Ф07-171/11). Следовательно, последующая невозможность реализовать приобретенное право требования может повлечь лишь ответственность передающей стороны, но не недействительность самого обязательства (договора цессии) (смотрите, в частности, п. 1 Информационного письма N 120, постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 N 2551/12). Это дает цессионарию право привлечь к ответственности кредитора, уступившего требования, а именно потребовать от него возврата всего переданного по договору цессии, а также возмещения причиненных убытков (п. 3 ст. 390 ГК РФ). Размер убытков при этом может определяться, в частности, исходя из оплаченной цессионарием стоимости права по обязательству (цены договора цессии). В связи с этим цессионарий также не лишен права потребовать от цедента уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 19.01.2010 N 13834/09, постановление ФАС Московского округа от 07.06.2012 N Ф05-3914/12, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.02.2011 по делу N А78-4716/2010, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2012 N 08АП-4543/12, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2010 N 09АП-3428/2010). Кроме того, сумма, полученная цедентом по договору уступки права требования долга с должника, который на момент передачи долга ликвидирован, может быть в последующем взыскана цессионарием и как неосновательное обогащение (ст. 1102 ГК РФ, определение ВАС РФ от 21.02.2013 N ВАС-1143/13).
Таким образом, в рассматриваемой ситуации первый цессионарий, переуступая полученное им по договору с цедентом право (требование) другому лицу (второму цессионарию), сам становится цедентом и несет ответственность перед вторым цессионарием за действительность переданного им требования в указанном выше объеме. Первоначальный же цедент перед вторым цессионарием за действительность требования не отвечает, так как между ними отсутствуют какие-либо договорные отношения, касающиеся уступленного второму цессионарию права.
Что же касается возможности перевести на второго цессионария долг первого цессионария перед первоначальным цедентом по уплате вознаграждения за уступленное право (требование), то следует иметь в виду, что по своей сути договор цессии также является одним из видов гражданско-правовых обязательств и в силу этого к нему применимы общие положения об обязательствах (ст.ст. 307-419 ГК РФ), в том числе и нормы главы 24 ГК РФ.
Согласно же п. 1 ст. 391 ГК РФ долг может быть переведен с должника на другое лицо по соглашению между первоначальным должником и новым должником, а если обязательство связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, то и по соглашению между кредитором и новым должником, согласно которому новый должник принимает на себя обязательство первоначального должника. При этом, если долг переводится на основании соглашения между первоначальным должником и новым должником, кредитор должен дать свое согласие на такой перевод (п. 2 ст. 391 ГК РФ).
Следовательно, в рассматриваемом случае первый цессионарий может заключить со вторым цессионарием соглашение о переводе на последнего долга по выплате цеденту вознаграждения за уступленное право (требование) по первоначальному договору цессии. На такой перевод цедент должен дать свое согласие. Либо, если договор цессии был заключен при ведении цедентом и первым цессионарием предпринимательской деятельности, соглашение о переводе на второго цессионария долга может быть заключено непосредственно между цедентом по первоначальному договору цессии и вторым цессионарием. При этом в последнем случае первый цессионарий и второй цессионарий будут нести солидарную ответственность перед кредитором, если соглашением о переводе долга не будет предусмотрена субсидиарная ответственность первого цессионария либо первый цессионарий не будет освобожден от исполнения обязательства (п. 3 ст. 391 ГК РФ).
В заключение отметим, что в ситуации, изложенной в вопросе, уступка права (требования) первым цессионарием второму цессионарию и перевод долга первого цессионария перед цедентом на второго цессионария являются независимыми друг от друга сделками, которые могут совершаться как одновременно, так и одна после другой.
Более того, перевод долга первого цессионария перед цедентом, возникшего из договора цессии, на другое лицо не влечет обязанности первого цессионария уступить лицу, на которое переводится долг, приобретенное по указанному договору право (требование). Ведь, как уже отмечалось выше, данное имущественное право с момента заключения договора цессии перешло к первому цессионарию, то есть вошло в состав его имущества, которым он в силу п. 2 ст. 1, ст. 49, ст. 128 и п. 1 ст. 129 ГК РФ вправе распоряжаться по собственному усмотрению. В свою очередь, по смыслу разъяснений, данных в п. 6 Информационного письма N 120, долги, проистекающие из обязательства, могут переводиться на другое лицо отдельно и независимо от прав, полученных по такому обязательству.

Читайте также:  Наказания за нарушения правил охоты

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

© ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания "Гарант" и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС". Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, info@garant.ru.

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), editor@garant.ru

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3161), adv@garant.ru. Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сделка цессии – весьма рискованная операция, причем для всех сторон данных правоотношений: должника, цедента (первоначального кредитора) и цессионария (нового кредитора). Поэтому увеличение оборота прав требования влечет за собой пропорциональное увеличение споров по договорам цессии.

Об основных рисках, которые возникают у цессионария и должника, а также об основных способах их минимизации и поговорим в статье.

1. Лжецессионарий.

Суть проблемы: цессионарий создает видимость заключения сделки цессии с новым кредитором, который заявляет требование о выплате долга. Должник долг выплачивает, после чего выясняется, что права требования новому кредитору не передавались либо сделку признают недействительной. Значит, должник должен снова выплатить задолженность первоначальному кредитору.

Читайте также:  С какого времени начинает действовать полис осаго

Защита для должника: детально регламентировать процедуру уведомления о цессии в части сроков уведомления и формы уведомления (почтовым отправлением, нотариальным уведомлением).

2. Двойная уступка или плати дважды за один долг

Суть проблемы: недобросовестный цедент дважды уступает права требования к должнику разным кредиторам. После того, как должник получил уведомление от первого кредитора и начал производить оплату долга второй кредитор также заявляет требование об уплате долга.

Защита для должника:

  • нотариальное уведомление о сделке цессии, которое должно поступить от цедента или от цедента и цессионария,
  • включить в договор цессии условие, что вместе с уведомлением о цессии цедент направляет должнику оригинал договор уступки.

РИСКИ ЦЕССИОНАРИЯ (НОВОГО КРЕДИТОРА

1. Недействительность уступаемого права.

Суть проблемы: цедент уступает право, которое у него на момент отчуждения отсутствует либо сделка, по которой передаются права, признаны недействительны. Например, ИП передал Обществу права требования по договору поставки к Кооперативу. Комплект передаваемых документов включал товарные и товарно-транспортные накладные, договор поставки, акты сверки расчетов, подтверждающие наличие задолженности.

После направления претензии о выплате долга выяснилось, что за несколько дней до заключения договора цессии должник и цедент произвели взаимозачет требований по договорам поставки и задолженность у должника отсутствует.

Суд удовлетворил требование цессионария о взыскания уплаченной стоимости прав по договору цессии денежных средств.[1]

Защита для Цессионария:

а)включать в договор условия о выплате штрафов на случай недействительности требований,

б) рассрочка оплаты стоимости прав требования до момента подтверждения долга.

2. Двойная уступка

Суть проблемы: после заключения сделки цессии цедент обращается с иском о признании цессии недействительной, поскольку права требования ранее были уступлены другому цессионарию.

Пример, цедент уступил 24.02.2011 права к должнику в пользу Цессионария 1, а 16.03.2011 те же права в пользу Цессионария 2. Суды не признали сделку с Цессионарием 2 недействительной, потому что (а) по заявлению Цедента в деле о банкротстве должника заменила кредитора именно на Цессионария 2, (б) Цессионарий 2 оплатил стоимость прав в полном объеме, (в) Цессионарий 2 получил оригиналы документов по требованию к должнику.[2]

Защита для Цессионария: получить оригиналы документов, подтверждающих требование к должнику; обеспечить скорейшее уведомление должника о совершенной сделке.

3. Низкая / высокая по сравнению с рынком цена уступаемого права требования.

Суть проблемы: цедент уступает право требования по цене в разы, а то и десятки раз ниже/выше самого требования к должнику. Впоследствии, цедент подает иск о признании сделки цессии недействительной, основываясь на получение ущерба из-за нерыночной стоимости сделки. Пример, цедент уступил цессионарию права требования к должнику на сумму 270 млн. рублей по цене 265 мнн. Рублей. Цессионарий стоимость прав не оплатил. Рыночная стоимость прав требования была многократно завышена и составляла в реальности 4,5 млн. рублей. Такая разница в цене прав по договору и цене по рынку привела суд к выводу, что цедент подарил права требования цессионария. Поскольку дарение между коммерческими организациями запрещено сделку признали ничтожной.[3]

Защита для цессионария – описывать механизм ценообразования в договоре цессии.

В заключении отмечу. Перечисленные механизмы защиты не являются исчерпывающими, поскольку каждая сделка по-своему уникальна и требует своего комплекта средств активной обороны от потенциального мошенничества.

[1] Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 25.10.2017 N 02АП-7261/2017 по делу N А28-14766/2016

[2] Постановление Пленума ВАС РФ от 11 июня 2013 №18431/2012

[3] Определение ВС РФ от 02.12.2015 по делу А41-42963.2015

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
No Image Юридические советы
0 комментариев
Adblock detector